Семейные архивы – свидетельства истории

Богоявленская СОШПожалуй, трудно найти в России семью, в истории     которой не отразились бы трагические события первой половины XX века.
Кому-то уготовано было стать сторонними наблюдателями, другим – принимать активное участие в ожесточенной классовой борьбе в одном из противоборствующих лагерей.  И жизненный выбор оказался также противоположным: кто-то, пострадав, затаил обиду и злобу в ожидании часа мести, другой, несмотря на пережитые потери и страдания, с энтузиазмом принял участие в строительстве новой жизни своего Отечества. Однако и тот, и другой выбор не гарантировал семье спокойствия и безопасности. И судьбы семей складывались по-разному: одни бесследно пропали в водовороте исторических событий, другие оставили документальные свидетельства жизни

– фотографии, письма,  воспоминания, наградные листы, которые составили семейные архивы, документально зафиксированную историю семьи в истории Отечества.
И наш Константиновск в этом отношении не исключение.  Интересен архив, принадлежащий семье Заборонок Натальи Георгиевны, проживающей в Москве. Эта семья бережно хранит память о своих предках Авиловых и Рогачевых, проживавших в станице Константиновской во 2-й половине XIX-начале ХХ веков. История семьи зафиксирована не только в фотографиях, наградах, но и в другом драгоценном документе  – воспоминаниях Нины Корниловны Рогачевой, матери Натальи Георгиевны.
 Из записок узнаем, что дед Натальи Георгиевны по матери -Авилов Корнилий Иванович  больше 50 лет отдал службе в управлении I Донского округа, пройдя путь от писаря сыскного начальства до секретаря управления окружного атамана и получив чин коллежского асессора. Он был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени, серебряными медалями в память царствования императора Александра III и коронования их императорских величеств в  1896 году, медалью за труды, понесенные при переписи 1897 года. Его сын от первого брака Аристарх также служил в I Донском округе. Также, как и отец, он начал службу с писаря полицейского управления, дослужился до делопроизводителя управления воинского начальника, затем был назначен губернским секретарем и продолжил службу в Новочеркасске. От второго брака у Корнилия Ивановича было четыре дочери. Самая младшая из них – Нина, автор воспоминаний.
До революции и гражданской войны семья Авиловых проживала в двухэтажном деревянном доме с большим двором и садом, расположенном на улице Архангельской (ныне 25 Октября) недалеко от Николаевского собора (Михаило-Архангельской церкви).
В записках Нина Корниловна вспоминает об этом времени, как о счастливой поре: беззаботное детство, учеба в начальной школе с шести лет, затем – высшее начальное училище, частная гимназия Панченко. Но ветер революционных перемен нарушил тишину и сонное спокойствие окружной станицы, и юная Нина увлеклась  революционными идеями, читая и обсуждая в революционном кружке запрещённую литературу. Революционные «университеты» она проходит и вдали от дома – в Мариинской гимназии Новочеркасска и Варшавском университете, эвакуированном в Ростов-на-Дону. Здесь ее застала февральская революция. Нина подружилась с революционеркой-подпольщицей, ответственным курьером Ростово-Нахичеванского комитета большевиков Этель Борко, и эта дружба во многом определила ее судьбу.
После установления советской власти на Дону Нина вернулась в родную станицу. За время отсутствия в станице произошли значительные перемены: отец продал свой дом и жил у своей сестры, с отступлением Белой армии ушли из станицы офицерские семьи, уехал кое-кто из местных обывателей. Зато появились новые лица, в основном это были военные, пришедшие с Красной Армией.
Нина увлеклась общественной жизнью: участвовала в вечерах, концертах,  работе драматического кружка. Ее пригласили преподавать географию в реальном училище, так как с учителями в это время было очень трудно: часть из них отступила с белыми, другие саботировали работу в советской школе.
Вскоре Нина познакомилась и вышла замуж за Рогачева Георгия Пахомовича, казака станицы Урюпинской, работника политотдела 14-й дивизии 9-й армии, освобождавшей от белых Константиновскую в январе 1920 года. Он был назначен председателем Константиновского окружного исполкома и ревкома. Однако в станице Константиновской молодая семья прожила недолго, Г.П. Рогачева вначале отозвали на работу в Ростов-на-Дону, а затем по заданию партии он принимал участие в усмирении горцев на Кавказском фронте, работал секретарем Грозненской окружной парторганизации, участвовал в подавлении мятежа в Кронштадте, был председателем губисполкома в Забайкалье, работал в «Грознефти», где в 1931 году одним из первых получил орден Ленина за выполнение пятилетнего плана в два с половиной года. Нина Корниловна с дочерьми следовала за мужем, деля с ним все трудности и радости новой жизни.
В 1932 году Г.П. Рогачева назначили директором треста по строительству нефтепроводов, и семья переехала в Москву. Нина Корниловна устроилась работать в школу учителем истории, одновременно получила высшее образование в пединституте на вечернем отделении. В июле 1937 года, в разгар сталинских репрессий, Г.П. Рогачева арестовали, а в ноябре того же года была арестована и Нина Корниловна.  Георгия Пахомовича семья больше не увидела, а Нина Корниловна получила 8 лет лишения свободы.
 После освобождения в 1945 году ей с большим трудом  удалось устроиться на работу в среднюю школу села Липовки под Мичуринском. Лишь после смерти Сталина и последующей реабилитации Нина Корниловна вернулась к детям в Москву.
Судьба остальных членов ее семьи была трагичной: отец Корнилий Иванович умер от голода, который был на Дону в 1921-1922 годах, Аристарх перешел на сторону красных, став комиссаром, принимал участие              в освобождении Дона от белых. В 1920 году после взятия Мценска был назнен комендантом, где он и умер от тифа.
Записки Нины Корниловны – это свидетельство человека, которому суждено было жить в кровавую эпоху революционных перемен, участвовать в грандиозном опыте строительства нового социалистического общества и разделить все испытания, которые пришлись на долю этого поколения людей. Они рассказывают о подлинном героизме обычных людей, которые не утратили чести и достоинства и вынесли суровые испытания, не изменив своей Отчизне.
Другой семейный архив отражает иную специфику жизни семьи. Архив составляют фотографии и довольно многочисленная деловая документация семьи Федора Степановича Рубцова. О жизни этой семьи напоминают не только документы, но и два старинных и оригинальных здания в Константиновске (бывший Дом пионеров и бывший кинотеатр «Победа»).
 История этой семьи восстановлена именно по деловым бумагам из сохранившегося семейного архива. Глава семьи Федор Степанович Рубцов был родом из Острогожского уезда Воронежской губернии. По документам он числился крестьянином-однодворцем. Во время службы в драгунском полку в Санкт-Петербурге познакомился с Петром Николаевичем Красновым. После службы Федор вместе с братом Николаем  переехал в станицу Константиновскую, женился. В семье Федора Степановича и его супруги Екатерины Никифоровны Рубцовых рождаются трое детей: дочери Ольга,  Клавдия и сын Владимир.
Федор Степанович оказался хорошим хозяином, успешным предпринимателем и для своего времени передовым человеком. Он построил большой красивый и добротный дом на углу Архангельской и Биржевой улиц (ныне 25 Октября и Красноармейской, где в свое время находился Дом пионеров), затем приобрел оборудование и построил мельницы в нескольких станицах, в том числе в  Богоявленской, Багаевской. В 1912 году Ф.С. Рубцов открыл первый в Константиновской кинотеатр – электробиограф. В этом здании в советское время располагался кинотеатр «Победа», а сейчас ДЮСШ № 2.  Ему же принадлежало и здание, в котором в свое время располагалась столовая СПТУ на ул. Красноармейской.
Федор Рубцов один из первых в станице приобрел автомобиль с водителем. Разумеется, революцию он не принял. Не случайно, когда атаман П.Н. Краснов в 1918 году оказался в станице Константиновской, он остановился именно в доме Рубцова. В архиве Рубцовых хранится интересная фотография, которая сама по себе носит отпечаток вре-мени. На фото запечатлена  семья Рубцовых на фоне своего дома. У фигуры стоящего позади хозяев человека в военной форме вырезана голова. Это то, что осталось от изображения атамана Краснова (по политическим мотивам такую фотографию в советское время хранить было опасно).
Судьба семьи Рубцовых также трагична, как и судьба семьи Рогачевых, хотя они сделали иной выбор. Не приняв советскую власть, Федор Степанович ушел с отступающей на юг Белой  армией, а в начале марта 1920 года умер в больнице, где-то на Кубани. Жена Екатерина Никифоровна умерла в Ростове-на-Дону в 60-х годах. Старшая дочь Ольга, добровольно ушедшая на фронт, была медсестрой в казачьем лазарете, погибла в 1919 году. Средняя дочь Клавдия, как социально чуждый советской власти элемент, не смогла получить образование, всю жизнь тихо прожила в маленькой комнате коммунальной квартиры в Ростове-на-Дону, умерла в 80-х годах. Младший сын Владимир был талантливым и разносторонне развитым человеком. Во время Великой Отечественной войны эвакуировался в Баку, где работал автомехаником, занимался конструированием детских педальных автомобилей. Ныне его дочь и внуки проживают в Ростове-на-Дону. Брат Федора Степановича Николай погиб во время гражданской войны при неизвестных обстоятельствах. Из всей его семьи уцелела только его дочь Полина Николаевна Рубцова, работавшая впоследствии окулистом в Ростове-на-Дону. Умерла в 70-х годах прошлого века.
В.ВЕГЕРИН.
г.Константиновск.

Поделиться ссылкой: