Прошло 47 лет с момента трагедии, которая произошла 12 апреля 1970 года в Атлантике. В результате аварии затонула атомная подводная лодка «К-8».
Ценою 52 жизней был предотвращен ядерный взрыв у берегов старой Европы. Среди погибших моряков – подводников были уроженцы Ростовской области, призванные на флот и оставшиеся там сверхсрочно, – это мичманы Устенко Алексей Антонович и Мартынов Леонид Федорович.
Далеко не все матросы, прошедшие подготовку в учебном отряде, могли рассчитывать на службу в подводном флоте. Жесткий отбор по здоровью, моральным качествам, знание своей морской специальности сделали службу на подводной лодке в 60-е годы очень престижной. А на сверхсрочную службу оставляли лишь самых лучших подводников, проявивших себя как отличные специалисты, способные подготовить будущую смену, обучить морским премудростям новое пополнение матросов и решать сложные повседнев-ные флотские задачи.
Командовал АПЛ «К-8» Всеволод Борисович Бессонов, «исключительно грамотный, справедливый, с непререкаемым авторитетом офицер». Так говорили о нем в дивизии. 17-я дивизия Северного флота была основана в самой удаленной из подводных баз – Гремихе. Природа здесь очень сурова, погода не балует, но для многих поколений подводников это было одним из самых желанных мест на земле, где их ждали, встречали из походов, радовались возвращению.
17 февраля 1970 года ненастной ночью АПЛ «К-8» вышла из базы Гремиха на боевое патрулирование в Средиземное море.
Холодная война была в самом разгаре. Поставленные перед «К-8» задачи были выполнены, и в начале апреля АПЛ легла на обратный курс в базу. Подводники уже строили планы, так как каждому был положен отпуск. Но мечты о скором возвращении пришлось оставить.
Последовало новое указание – сменить курс и следовать в северную Атлантику для участия в учениях «Океан».
Учения «Океан» были приурочены к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. По сигналу были подняты силы всех флотов Советского Союза – Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского.
8 апреля 1970 года ничто не предвещало беды. Шла обычная размеренная жизнь, каждый занимался своим делом согласно расписанию, когда взвыла сирена аварийной тревоги. Затем последовало сообщение о пожаре в 3-м и 7-ом отсеках. Лодка находилась в подводном положении на глубине 160 метров.
Командир Бессонов дал приказ на всплытие. Когда субмарина всплыла, была еще надежда, что с пожаром удастся справиться, но огонь распространялся стремительно. В 7-ом отсеке горела регенерация, которую ничем не потушить. Сработала аварийная защита одного атомного ре-актора, а второй пришлось глушить вручную. Для этого четыре офицера боевой смены главной энергетической установки, зная, что обратного пути не будет, задраили за собой люк пульта уп-равления ГЭУ, находящийся в горящем 7-ом отсеке и, погибая, заглушили реактор. Последними их словами по громкой связи были: «Реактор заглушен. Не поминайте лихом».
Погибая в самом начале трагедии, офицеры выполнили свой воинский долг и дали многим своим товарищам по экипажу шансы на спасение. Экипаж составлял 125 человек. 73 из них остались в живых. Но это стало известно потом. А тогда ночью с 8 на 9 апреля трагедия продолжалась. К утру выяснилось, что 30 человек погибли в результате пожара. 16 подводников были подняты из 8 отсека и перенесены в палубную надстройку, остальные остались в задраенных горящих, дымящихся и отравленных отсеках, куда нельзя было войти. В их числе оказались и земляки из Ростовской области.
Атомоход без хода и связи, с бушующим внутри пламенем дрейфовал в водах Атлантики вдали от торговых путей. В чужом темном прозрачном небе сияли звезды.
Экипажу оставалось только ждать, чтобы их заметил кто-то из проходящих судов. 9 апреля на горизонте появился канадский сухогруз. Заметив терпящую бедствие субмарину, несмотря на сигнальные ракеты, нарушив международную конвенцию о спасении на море, «канадец» прошел мимо.
Экипаж «К-8» прожил еще одну ночь. Как часто бывает перед началом шторма, стало невероятно тихо. Менялось направление ветра, и Атлантика будто вздыбилась. Погода начала ухудшаться. Начинался шторм, вошедший в историю под названием «Флора».
10 апреля субмарину заметил болгарский сухогруз «Авиор». Капитаном этого судна был выпуск-ник Ленинградского высшего инженерного училища имени адмирала Макарова Рэм Германович Смирнов. Услышав русскую речь, подводники были обрадованы. Появилась надежда, что их не бросят. И действительно, к полузатопленной субмарине вскоре подошла шлюпка. Болгарские товарищи передали сигареты, воду, хлеб и переправили на «Авиор» часть моряков, что при шторме было непросто сделать.
Затем с борта «Авиор» было передано сообщение о трагедии, и в Москве, наконец, узнали, что случилось с АПЛ «К-8». К месту аварии на помощь подводникам вышли сразу несколько судов.
Все это время над лодкой летали самолеты -разведчики НАТО. Они бросали буи и фотографировали терпящую бедствие лодку, которая постепенно теряла устойчивость. Если бы экипаж «К-8» полностью перешел на «Авиор» и оставил подлодку, то она стала бы трофеем для наших противников. Этого командир Бессонов допустить не мог.
Когда подошли спасательные суда, из-за разыгравшегося шторма завести буксировочные концы не удавалось. Промучившись до самого вечера 11 апреля, было принято решение переждать до утра. Находиться на лодке уже можно было только в рубке, поэтому на борту «К-8»осталась только одна боевая смена – 22 человека, остались только самые опытные, нужные по специальности.
Последняя спасательная шлюпка отчалила от борта «К-8». Из шлюпки видели, как высоко задран нос субмарины, а волны перекатываются через полузатопленную корму.
Наступила ночь 12 апреля… Суда выстроились треугольником вокруг субмарины.
На рассвете в воздух с борта лодки взлетели ракеты. И вскоре с экранов локаторов исчезла отметка АПЛ «К-8». Затем последовали два мощных гидравлических удара, которые перекрыли даже мощь 9-бального шторма «Флора». Атомоход затонул, унося с собой и живых, и мертвых.
Немедленно были приняты меры для спасения людей. Но спасти никого не удалось. Один из спасателей схватил за руку безжизненное тело командира Бессонова, но мощной волной шлюпку отбросило в сторону. В руках спасателя остался «Боевой номер» – маленькая книжка, в которой были записаны имена погибших подводников.
Сутки находились суда на месте гибели АПЛ «К-8», а судно «Харитон Лаптев» пробыло там целый месяц, замеряя уровень радиации воды и воздуха. Радиация была в норме и остается такой до сих пор, значит, экипаж АПЛ «К-8» выполнил свой воинский долг до конца.
Это была первая потеря отечественного атомного флота. О трагедии молчали. На историю был наложен гриф «секретно». Страна отмечала День космонавтики и готовилась к юбилею В.И. Ленина. Только в мае стали оповещать семьи погибших подводников «К-8». Сообщали кратко: «Ваш муж (сын) погиб и захоронен в море»…
Закрытым Указом от 26 июня 1970 года все погибшие были представлены к наградам. Всеволод Бессонов – к Золотой Звез-де Героя Советского Союза. Остальные погибшие члены экипажа – к ордену Красной Звезды.
В 2009 году начала работу поисковая группа «Морская вахта памяти» Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова. В результате такой работы были найдены все семьи матросов срочной службы АПЛ «К-8». Выпускники макаровцы – работники торгового флота выполнили забор воды с места гибели АПЛ «К-82». В Санкт – Петербурге изготовлены именные капсулы. Ветераны 7-й дивизии Северного флота, группа «Морская вахта памяти» ГУМРФ имени адмирала С.О.Макарова и Совет родственников «Памяти экипажа АПЛ «К-8» привозят эти капсулы для захоронения в родной земле. На малой родине подводников установлены мемориальные доски, их память увековечена памятными стелами.
В недалеком будущем 50-летие подвига экипажа «К-8». Подводный флот России будет вспоминать героев подводников «К-8», память о которых увековечена на базе Гремиха.
В Мурманске фамилии экипажа занесены в Книгу памяти (холодная война), в Санкт-Петербурге, в Центральном морском соборе, золотом на мемориальной доске выбиты имена погибших членов экипажа. В городе Сестрорецке в храме подводников пройдет служба. Имена двух капитанов – командира лодки В.Б.Бессонова и капитана сухогруза «Авиор» Р.Г. Смирнова занесены в «Золотую книгу Санкт-Петербурга». На малой родине будут проводиться Дни памяти.
Не забыли о мужестве советских моряков бывшие члены команды сухогруза «Авиор» и в Болгарии. Моряки торгового флота России, проходящие через точку гибели АПЛ, опустят традиционный венок на воду.
Хочется надеяться, что на родине мичманов Л.Ф.Мартынова и А.А.Устенко также состоятся Дни памяти и имена подводников тоже будут увековечены. Годы забвения закончились.
Просим откликнуться всех, кто помнит Мартынова Леонида Федоровича, 12 марта 1940 года рождения, проживавшего в хуторе Новая Жизнь Константиновского района и ушедшего на флот по призыву Константиновского райвоенкомата 26 августа 1960 года, и Устенко Алексея Антоновича, 30 мая 1937 года рождения, место рождения не указано (все сведения из архивной справки), о котором известно только то, что призывался 10 сентября 1956 года Азовским горвоенкоматом.
Просим вспомнить и откликнуться их соседей, друзей, одноклассников, сослуживцев, тех, кто владеет любой информацией о семьях и родственниках. Мичман Устенко был не женат, жил в последнее время с матерью в гарнизоне в Гремихе. У мичмана Мартынова была семья, жена, двое детей. Где они сейчас?
Память о героях-подводниках должна быть сохранена и восстановлена историческая справедливость по отношению к подвигу экипажа АПЛ «К-8».
Отклики ждем по телефонам: 8-921-795- 90-12 – Русина Марина Анатольевна, руководитель группы «Морская вахта памяти», г. Санкт-Петербург; 8-960-781-69-46 – Князева Эля Густавовна, Совет родственников АПЛ «К-8», г. Новосибирск; 8-928-212-43-30 – Родионова Валентина Николаевна, Ростовская область.
М.РУСИНА.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Прогноз погоды

Россия,Ростовская область, Константиновск,ул. Фрунзе,44 | E-mail:donskie.ogni@mail.ru |

© 2017. Все права защищены.

Яндекс.Метрика