04В каждой новой командировке по отдаленным хуторам нашего района пытаешься открыть для себя нечто необычное, интересное, колоритное. И каждый
выезд – это как предстоящая встреча с новым человеком, прожившим долгую интересную жизнь, способным обогатить тебя мудростью.

В хуторе Кондакове, где  пришлось побывать, не нужно искать нечто, что сможет тронуть тебя до глубины души. Со стороны маленький, но вполне живой хуторок, как крошечная планета Земля, затерянная в бескрайнем космосе. Вроде бы все как обычно: небо, степь, река, строения. Но именно эта крошечность и малозаметные штрихи к пейзажу: огромное пространство, звенящая тишина, несколько домов на одной улице – создают ощущение нереальности мира. Сюрреализм, да и только…

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ
Как правило, знакомство с населенным пунктом начинается с его истории. Поэтому нашей отправной точкой стал клуб хутора Ермилова. По информации, именно здесь можно было найти некоторые исторические материалы и справки о тех, кто когда-то жил и трудился.
Но тут-то и начались загадки. Найти что-либо о Кондакове так и не удалось: ни тебе записей воспоминаний старожилов, ни тебе архивных документов. Складывалось впечатление, что история хутора – это короткий промежуток, выпавший на  советские времена.  И именно то время стало его рождением, рассветом и закатом. Понятно, что предположения ни в коем случае не соответствовали действительности.
К счастью, нам повезло с «гидами», которыми на время приезда стали заведующая клубом  Татьяна Михайловна Зорина и художественный руководитель Светлана Юрьевна Биденко. Вместе мы решили навестить старожилов, которые раньше проживали в Кондакове, с надеждой по крупицам собрать хуторское прошлое.
СТАРОЖИЛЫ
Евдокия Андреевна Зорина приехала в Кондаков из Белоруссии в 60-е годы прошлого века и проработала дояркой на ферме без малого 40 лет. По ее воспоминаниям, в те годы степной хуторок был большим и многолюдным. В нем проживало более 350 человек.
02Фруктовый сад (хуторяне называли его Санин сад), клуб, малокомплектная  школа,  животноводческие фермы – все это работало и развивалось.
Другой наш собеседник – Юрий Ефимович Красноглазов приехал в Константиновский район из Красного Сулина в 1964 году.
– До 1963 года хутор был отдельным коллективным хозяйством. После укрупнения он влился в колхоз «Заря», – поделился воспоминаниями Юрий Ефимович. – В те годы всех, кто имел специальное  образование, связанное с сельским хозяйством, направляли на работу в село.
Молодым специалистом Ю.Е. Красноглазов начал работу в колхозе. Темпы экономического роста впечатляли. Росло благосостояние земляков. Без иронии можно было говорить: «Жить становилось лучше, жить становилось веселее».

01 Приехав однажды сюда с семьей, Юрий Ефимович так и присох к этим местам, стал считать их своей второй родиной. В разные годы председателями здесь были Ромашов, Ковалев, Кобыляцкий, Попов. Каждый отдал свои лучшие годы хуторам Кондакову и Ермилову… Их и сейчас с уважением вспоминают селяне.
О своей жизни в военные и послевоенные годы рассказала нам и одна из старейших жителей Секлетиния Ивановна Полударова, которая через два года отметит свой 90-летний юбилей.
В   чистом, ухоженном дворике вместе с племянником,  с которым она проживает в  нас-тоящее время, Секлетиния Ивановна хлопотала по хозяйству, выполняя работу в меру возможностей своего солидного возраста.
02С.И. Полударова родилась в хуторе Кондакове. Работать начала рано: прицепщицей, дояркой – и еще много кем! Дел в колхозах всегда было непочатый край. Суровые военные годы она пережила в Кондакове. Там рыли оборонительные окопы, прятались по подвалам от немцев, хоронили погибших бойцов. После войны вновь работа в колхозе. За свой ударный труд в 1956 году она была поощрена поездкой в Москву на ВДНХ. «За колхозный счет!», – гордо подытожила свой рассказ Секлетиния Ивановна.
ПО ЗЫБКИМ ТРОПАМ ИСТОРИИ
Разговор со старожилами помог нам почерпнуть некоторую историческую информацию. Но, к сожалению, из трех предыдущих наших собеседников в своих воспоминаниях об истории хутора никто не мог заглянуть дальше периода Великой Отечественной войны. Никто из старожилов так и не смог припомнить: «Откуда есть, пошла земля Кондаков-ская».
Следующей нашей собеседницей стала Тихонова Мария Семеновна.
Этого необычного человека, полного внутренней энергии, интересного собеседника, помнящего прошлое до мельчайших подробностей, мы застали за специфическим занятием – Мария Семеновна ощипывала жирную деревенскую утку.
03Мария Семеновна живет одна. Ее долгожданный гость и собеседник – социальный работник. Так вот сложилась жизнь, на которую она не ропщет и воспринимает происходящее спокойно.
– В нашей семье было пятеро братьев и сестер. Старший –  1918 года рождения. Все мы коренные жители хутора Кондакова: там родились, росли, жили и работали, – начала она свой рассказ. – Когда началась война, мне исполнилось 14 лет. Взрослая уже была. Помню, в поле мы работали. Дело было летом. Пришли домой, а там немчура хозяйничает. В нашем хуторе фашисты особо не зверствовали, хотя погреба обчищали и хозяйство забирали подчистую. Больше всего доставалось от полицаев и от местных, кто перешел к ним прислуживать. По словам Марии Семеновны,  последние  вели себя нагло и вызывающе.
Как вспоминает М.С. Тихонова, хутор немцы занимали дважды, и дважды его освобождали советские части.
– Первый раз немцы у нас недолго были, а потом аж до зимы (Полное освобождение района началось после разгрома фашистов под Сталинградом и их отступления на запад в начале 1943 года – прим. автора).
Тем не менее, как отмечала наша собеседница, хутор Кондаков боевые действия обошли стороной. Кровопролитные бои развернулись рядом. Недалеко, в коммуне имени Калинина (сейчас этого населенного пункта нет), проходили жестокие бои.
После освобождения подростки (в том числе и еще юная Мария) и старики свозили погибших солдат в братские захоронения. Но, по-видимому, степные просторы настолько были усеяны человеческими телами, что всех их сразу невозможно было ни свезти, ни захоронить.
– Летом 1943 года, работая в поле, мы еще  натыкались на тела погибших солдат, среди которых были и советские солдаты, и немецкие,- поделилась с нами очевидец тех событий.
… Итак, если семья Тихоновых была коренными жителями хутора, и старший брат родился в 1918 году, следовательно, начало свое он берет как минимум с 19 века. Небольшая, но зацепочка!
КРАСИВЫЙ ХУТОР, ДОБРЫЕ ЛЮДИ
В подготовке материала мне пришлось пообщаться с многими интересными людьми, уроженцами хуторов Ермилова и Кондакова. Одна из них – Т. Т. Подсадных. Много лет прожила Татьяна Тихоновна в хуторе Ермилове, знакома с людьми и жизнью соседнего Кондакова.
05– Из воспоминаний старожилов, которые мне не раз пришлось слышать, можно определенно точно сказать, что и Кондаков, и Ермилов практически ровесники, – пояснила она.  – А из официальных источников известно, что хутор Ермилов образовался на рубеже 18-19 веков на правом берегу речки Кагальник.  Кондаков был достаточно большим и красивым хутором, разделенным на две части. Живописная река, сады, огороды – все это рубиновым оазисом лежало на фоне бескрайней степи. Но главное,        там жили и сейчас живут замечательные, отзывчивые люди.
Выходит, предположения о том, что история Кондакова насчитывает несколько веков, были верными. Хотя справедливости ради можно сказать, что история – дело темное. Ведь до недавнего времени считалось, что и в хуторе Кременском первые поселенцы появились в 18 веке. Но археологические раскопки эту версию опровергли начисто.
WELCOME В «ЛАС-ВЕГАС»!
Следует уточнить. Встреча со старожилами проходила в хуторе Ермилове. Именно ту- да перебралась часть жителей Кондакова после того,  как этот населенный пункт стал      постепенно «растворяться»  на степных просторах. А наш дальнейший маршрут лежал   в хуторок, снискавший себе славу в последние годы  известной  целительницей.
Первое, что встретилось по дороге , – это дорожный указатель с одноименным названием «Кондаков», на котором чуть ниже какой-то весельчак дописал рукой: «Не тормози. Лас-Вегас». Слегка покосившийся, этот указатель напоминал удалого  казачка, склонившегося в разухабистой присядке.
Собственно на этом все  веселье и заканчивалось.
07Сегодня в хуторе Кондакове – семь домов на одной улице под говорящим названием Степная, семь жителей, ферма КРС индивидуального предпринимателя, а на противоположной стороне речки, на возвышенности, – фермерское хозяйство. Но отношение к хутору оно имеет только географически.
Из достопримечательностей – врачеватель Любовь Капитоновна, остатки мостика через речку Кагальник, собственно сама речка Кагальник, братское захоронение бойцов Красной Армии, павших при освобождении хутора в Великую Отечественную войну,  и бюст земляку – Герою Совет- ского Союза Сергею Фроловичу Мельникову (1911-1943 гг.).
06Уроженец хутора Кондакова, С.Ф. Мельников дослужился до заместителя командира 155-го Гвардейского штурмового Киевского Краснознамённого авиационного полка по политической части 9-й Гвардейской штурмовой авиационной Красноградской Краснознамённой дивизии 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса 2-й воздушной армии 1-го Украинского фронта. Погиб 3 сентября 1944 года при выполнении боевого задания в районе польского города Змигруд – Новы. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно в 1990 году.
РЕЧКА, НЕБО ГОЛУБОЕ – ЭТО ВСЁ МОЁ, РОДНОЕ
Как и в каждом населенном пункте, жизнь в Кондакове течет своим чередом.
Главным «хуторообразующим предприятием» можно считать хозяйство  индиви- дуального предпринимателя     Л.И. Кураш, человека авторитетного и уважаемого. Давно преданная своему делу, Людмила Иосифовна на протяжении многих лет работает не в простой отрасли сельского хозяйства – в животноводстве. Как человек честный и принципиальный, о котором с уважением отзываются земляки, не раз избиралась селянами депутатом Собрания депутатов Стычновского сельского поселения. Она здесь – представитель власти. К ней с вопросами и проблемами обращаются жители хуторов     Ермилова и Кондакова.
К сожалению, плотный график работы депутата и индивидуального предпринимателя Л.И. Кураш не позволил   нам встретиться и поговорить «про жисть». Но Людмила  Иосифовна не тот человек, который бы не воспользовался случаем и не рассказал      о проблемах своего родного хутора и своего поселения. Пусть и в телефонном режиме. Пусть, когда за колесами нашего автомобиля осела дорожная хуторская   пыль…
Как отметила Людмила       Иосифовна, жить в хуторах сложно, но можно. И причина здесь, скорее всего, не в бытовых проблемах (при нынешнем уровне и доступности технических средств вполне реально создать себе комфортные условия проживания и     на селе), а  в самом отношении к деревне. Закрываются школы, дороги оставляют желать лучшего, впрочем, как и медицинское обслуживание. Да мало ли что еще… Подобная тенденция прослеживается во всех маленьких селах страны. Об этом говорят открыто. Вот только остроту  проблем  ощущают на себе  те,   кто непосредственно там живет.
Но, судя по общению с  Людмилой Иосифовной, самая большая боль для нее –  родной Кондаков, который тихонько тает, как белый клочок снега в поле под лучами жгучего солнца. Как остановить этот процесс, как не дать умереть ему? – Вопрос из вопросов.
– Пусть едут к нам беженцы, переселенцы, те, кто желает сменить грязные города на чистые просторы, –  все, кто может и желает работать на селе. Земли и места хватит всем, а работа найдется, -сказала в конце нашего раз-говора Л.И. Кураш. И трудно было разобрать в телефонной трубке: отчаянье это или надежда.
А может быть, это действительно шанс?

П.СОРОКИН.
Фото автора.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии запрещены.

Прогноз погоды