0001Жизель. Лишний билетик.

Оконное стекло до половины было разрисовано морозным узором. Леночка внимательно всматривалась в заснеженные заросли, в россыпи звездочек над причудливым лесом. Как красиво… Словно в сказке побывала. А выше сказочного леса начиналось светло-серое небо. Лежа, Леночка землю не видела, а узнать хотелось, что же там, за окном? Она не знала точно, сколько дней пролежала на казенной больничной кровати. С сегодняшнего дня врач разрешил вставать. Там, за лесом, в верхней половине окна был виден затянутый гололедом тротуар. А на тротуаре стоял он. Он!  Какой он красивый, какой же он красивый. Без шапки. Ему же холодно. Тогда он тоже был без шапки, год назад.
… В тот вечер Леночке обязательно, даже необходимо было попасть на «Жизель», хотя днем

она об этом даже и не думала. Тетя Наташа была категорически «занята». А сама просто лодыря корчила, но идти с Леночкой отказалась. У Леночки и билет не куплен, спешить надо, вдруг там очередь.
Очереди в кассу не было, как не было и билетов. Леночка огорчилась. Было так холодно. Она стояла у театра и отчаянно мерзла. И не мудрено, вырядилась в феврале в короткую шубейку и голова не покрыта. Кто же знал, что с билетом так получится. Но Лена стоически терпела – вдруг у кого-то окажется лишний билетик. И еще: когда она шла в кассу, то у театра мельком увидела парня. «Ух ты!», – мелькнуло тогда в ее голове. Он все также стоял почти рядом с Леночкой. Черные волосы и синие глаза. Это было что-то… И вот, кажется, Леночке повезло. К ней обратился немолодой приятный мужчина: «Не желаете ли, милая барышня, приобрести билетик?».
Леночка очень желала. Мужчина держал в руке билет, но не протягивал его Леночке.
«Ах, да…, деньги»,  – догадалась она и скоренько достала приготовленную сумму. Мужчина посмотрел на деньги, потом вопросительно на Леночку. «Мало, – подумала она. Мужчина окинул   ее презрительным взглядом и ушел. – Ну, вот теперь можно и домой».
И вдруг, Леночка не ожидала, к ней шагнул парень.
– Пойдемте, у меня есть для вас билет.
– Спасибо… только у меня вот…, – и протянула деньги. Парень даже не взглянул на них.
– Пойдемте, а то к началу опоздаем.
За время спектакля они ни разу не обмолвились. Парень оставался таким же непроницаемым, как и прежде. А после спектакля они как-то быстро потерялись. Вот и все.
Ну что ж, мечта сбылась, «Жизель» она  посмотрела. Из всех произведений Адана Леночка знала «Жизель» и видела ее только по телевизору. Она ехала домой на марш-  рутке и всю дорогу думала                о девушке Жизель. Жалко было ее, такую красивую и несчастную, и даже немного сумасшедшую.
«Как его зовут?», –  мгновенная мысль пресекла              все остальные – и Адана                    со своей сумасшедшей Жи-зелью,  и жалость к ней.
 Леночка училась в институте на психолога. Уже на втором курсе. Что послужило               толчком поступить именно туда? – Много в ее жизни было вопросов без ответов.
– Тетя Наташа, а отчего умерла моя мама?
– От болезни.
– А я не помню, чтобы она болела!
– Значит, не помнишь.
Все, разговор исчерпан. А где ответ? И так всегда.
– Тетя Наташа, а кто мой папа и где он ?
– Не знаю. Я с ним знакома не была.
– Тетя Наташа, а я, когда вырасту, тоже буду старой девой, как ты ?
– Много будешь задавать вопросов, то будешь!
И тетя весело смеялась. Посмотрели бы вы на эту старую деву. Молодая, красивая, веселая и очень добрая. Леночка всегда любовалась, как быстро и ловко она собирает свои светлые блестящие волосы в красивую «ракушку». Такие же были и у мамы, на фотографии. А у Леночки волосы были темные и прическа никогда не менялась – прямой пробор, на затылке пучок или узел. Ей говорили, что она похожа на итальянскую мадонну.
Потом Леночка выросла и перестала задавать вопросы. Лишь иногда откровенничала с тетей. Не было у Леночки ни подруг, не было и парня. Никого. Одна тетя. И вопросы без ответов.
Леночка поняла, что дело ни в окружении, дело в ней самой. И решила стать психологом. Чтобы наконец-то понять, почему? Почему ей скоро 20 лет, а она еще даже не поцеловалась ни разу, ее даже не провожали ни разу.
Однажды Леночка опять пристала к тете, почему да почему она замуж не вышла.
– Не выбрала еще. Абы за кого не хочется, я себе цену знаю.
А Леночка себе цену не знала.
– Теть Наташ, ну что во мне не так? Почему меня все сторонятся ?
– Заумная очень. Вся в маму.
Ну вот и еще одна информация к размышлению.
Парня того, с которым они «Жизель» смотрели, Леночка больше не видела, хотя не забыла. Не то слово, еще как помнила. И аппетит, который и так был не ахти, совсем пропал, и сон тоже. На учебе это не отразилось, хотя стоило усилий. Ночами, свернувшись калачиком, она проживала с ним несколько жизней. И чего только на ум не шло! Вот его окружили бандиты, и он не может отбиться. И тут она, как каратистка, примчалась, всех раскидала и спасла ему жизнь. И они поженились. Или  его смертельно ранят, а она отдаст ему свою кровь. Всю. И умрет. Нет! Не так, она останется жить и они поженятся. Или они прыгали с парашютом…
Конечно, никакого отношения Леночка не имела ни к карате, ни к парашютам и ни  к какому спорту вообще. А с парашютом прыгать ей бы не разрешили. До сорока шести килограммов туда не берут. Но это не мешало Леночке мечтать. Так вот, прыгали они с парашютом, и у него он не раскрылся. А Леночка, рискуя жизнью, его спасла. И опять же все кончилось свадьбой.
… И вот теперь, спустя год, он стоит за замершим окном. А вдруг он пришел не ко мне?! Ей захотелось постучать в окно – вот она я, здесь!  А он взял и ушел. Так внезапно, что Леночка расстроилась до слез. Голова кружилась. Надо лечь. В палату вошла медсестра Оля. В зеленом брючном костюмчике, в зеленом колпачке, такая доброжелательная.
– Лена, к тебе посетитель, примешь?
– Кто? Тетя? – а сердечко  уже сделало несколько лишних ударов.
– Иван, тот, который тебя сюда привез.
– Я не помню.
– И не мудрено, ты же без сознания была. Он тебе кровь свою дал. И не один раз. Ты его поблагодари, не забудь. Если бы не он,  дело было бы гораздо хуже, можно сказать совсем плохо.
– Я бы умерла?
Оля опустила глаза. Молчала.
– Пусть зайдет, – прошептала Леночка.
Он весело улыбался. Аккуратно поставил на тумбочку пузатый пакет.
– Привет. Я тебе фрукты принес. Меня два дня в городе не было, на соревнованиях был, потому и не приходил.
Леночка не могла говорить, глаза щипало, в горле комок.
–  Ну что ты, не переживай, все плохое позади. Ты пом-нишь меня? Мы с тобой в прошлом году «Жизель» смотрели.
– Я помню, помню. А как же ты мог меня запомнить?
– Я хоть был  не в настроении, но тебя невозможно не помнить. Ты тогда была на Жизель похожа, испуганная какая-то. И красивая.
– Ага, красивая… С красным носом и зубами клацала. А как все произошло, ну, это со мной на остановке? Я ничего не помню, стояла, маршрутку ждала и все…
– Не думай об этом, не надо. Главное, ты теперь мне сестра по крови.
– Сестра?
Сестрой Леночке быть не хотелось. Иван засобирался уходить.
– Меня только на чуть-чуть пустили. А первые дни вообще не пускали. Я еще приду. Можно?
Леночка усиленно закивала.
Потом она метнулась, насколько хватило прыти, к окну. Он подошел и стал на то же место, что и 15 минут назад. Поднял голову, помахал рукой, улыбнулся. «Хоть бы пришел», – вздохнула Леночка.
В день выписки тетя Наташа ушла утром, а вернулась в больницу почти в полдень с новенькой, страшно красивой и  дорогой  шубкой.
– Зачем? Теть Наташ, зачем ты мне ее купила? Я бы и в старой походила.
– Да, ладно, не кокетничай. Ведь нравится? А ту ты уже не поносишь. Ей пришлось гораздо хуже, чем тебе. Хотя, если захочешь, можешь получить не только за испорченную одежду, но и за моральный ущерб. Проучить надо этого барского сыночка. Сопляк ведь совсем, папашину машину взял покататься. И въехал прямо в толпу. Ивану скажи спасибо, проезжал мимо, все на его глазах произошло.
– Нет, тетя Наташ, не буду я ничего требовать с того пацана.
– Это почему? Все же по закону.
– Не буду. Может, если бы не он, мы бы с Иваном и не встретились никогда. Проехал бы мимо меня и не заметил. А теперь он мой брат, -Леночка понуро опустила голову.
– Брат? Ты уверена? – лукаво улыбнулась тетя Наташа.
 Они сидели в палате, ждали документы на выписку. Последние несколько минут, и домой.
– Я так соскучилась по нашей квартирке. Там, наверное, все цветы засохли, пока ты возле меня в больнице сидела?
– Нет, не засохли, я жильца пустила, он и поливает.
– Жильца? Кого?
– А помнишь Андрея?
– Это тот, который с цветами и подарками всегда? Он, да?
– Он, он. Мы с ним уже 15 лет женаты.
– Что? Почему ты меня обманывала?
– Успокойся и выслушай. У нас любовь была с первого курса. А потом, когда Галины не стало, ты осталась со мной. Мне тогда было 18, тебе          почти 5. Нужно было любыми путями тебя оставить. Не могла же я тебя в детдом отдать. Мы быстренько расписались с Андреем и взяли опекунство над тобою. А через два года удочерили.
– Тетя Наташа, почему же вы не жили вместе? Столько времени потеряли.
– Да ничего мы не потеряли, мы и не расставались. Я ведь тебя с пеленок нянчила, а когда ты стала сиротой, я поняла,  что дороже и роднее у меня нет человека, а на Андрея ты исподлобья смотрела и конфеты у него не брала. Наверное, меня ревновала. Ну а теперь, когда ты выходишь замуж, и мы соединимся.
– Я выхожу замуж?! -Леночка ошалело смотрела на тетю.
– Да, моя дорогая. Иван попросил у меня твоей руки.
– Без меня меня женили! Я, может, не согласна!
– Да, ладно, Лена! Думаешь, я не видела, целый год наблюдала твою вселенскую любовь. И в его  глазах увидела тоже самое.
Леночка  покраснела. А тетя все не унималась:
– И родим по ребеночку, и в колясках вместе катать будем.
Тут вошла медсестра с документами, и Леночка облегченно вздохнула.
Андрей вышел из машины с букетом лилий, а Иван с  пунцовыми розами.
Тетя Наташа сидела на переднем сиденье рядом с Андреем и без конца щебетала, смеялась, как девчонка.
Иван приладил голову Леночки на своем плече. Сидели, как голубки, на заднем сиденье. Леночка млела от счастья.
– А почему Андрей мчится, как на пожар? – она еще не утратила привычки задавать вопросы.
– Он боится, что все свадебные платья раскупят и нам не достанется, – получила она исчерпывающий ответ.
Они быстро  мчались навстречу новой жизни, такой долгой и счастливой.


Поэтической строкой

* * *
Мне грустно от того,
          что детство пролетело,
И, сколько ни гонись,
                его уж не вернуть.
Часть сердца моего,
          души, что песню пела,
Заполнила хозяйка –
             не стихающая грусть.
Как хочется порой вновь
      с детством повстречаться,
Взглянуть ему в глаза,
              за руку крепко взять,
И по некошеному лугу
                    вихрем мчаться,
И топольки родные
              с нежностью обнять.
Мой милый луг
                 и детство золотое,
Вы, словно птицы,
                      улетели вдаль.
И потому порой
                    так сердце ноет,
И мне до слёз чего-то
                     в жизни жаль…

* * *
Заливные луга, сенокосы,
Кагальник, убегающий вдаль,
Ковыли, заплетённые
                              в косы, –
Милый сердцу,
                 задумчивый край.
Каждый кустик,
                   любую травинку,
Как друзей дорогих узнаю,
И бегущую к речке тропинку
Я до боли сердечной люблю!
Топольков серебристая стайка,
Колыбельная с детства река,-
Это родина,
             сказочный край мой,
Привязавший к себе на века.

* * *
Ах ты, детство
                  моё босоногое,
Отзвенело, умчалось вдаль,
Мне хотелось сказать бы
                               многое:
Про звенящую в сердце
                                печаль,
И про то, что вовек
                         не забудутся
те рассветы в родном
                             хуторке…

Когда солнце только
                          пробудится,
мы бежали купаться к реке.
И что в памяти не стирается
Детства милого розовый свет,
Что на жизнь мою
                         проливается,
Оставляя в душе моей след.

Так звени ж ты,
                     моё босоногое,
Беззаботное детство моё.
Ах ты, время бесповоротное,
Не догонишь…
Ушло… Всё ушло…

Е.ЗУЯНОВА.
Ст. Богоявленская.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии запрещены.

Прогноз погоды