110 лет назад, 9 января 1908 года, Областное правление Войска Донского разрешило постройку наплавного моста через реку Дон в станице Константиновской.
Так исторически сложилось, что экономические интересы городка Бабей, расположенного на острове Лучка, а затем и станицы Константиновской находились на ногайской стороне, то есть на левобережье Дона. Казаки Бабского городка имели здесь сенокосы и пастбища. Юртовая земля и хутора станицы Константиновской также находились на левобережье, почва здесь была богаче.
На левобережье переправлялись с помощью лодок, баркасов и паромов. Казаки терпели много неудобств. Зерно, мясо, сено, соль с Маныча, уголь для левобережных жителей – это только малая часть товаров, перевозимая несколькими маленькими паромами у станицы Константиновской. Наличие пристани, складов для хранения зерна и прочих товаров, размещение представительств известных торговых фирм делало окружную станицу привлекательной для развития новых экономических отношений.
Если ранее река служила естественной водной преградой для защиты от набегов, то теперь вода разъединяла. Да и отсутствие железной дороги в округе потребовало связать капитально левый берег с правым в районе станицы Константиновской.
Дон в начале XX века летом был судоходен от Ростова-на-Дону до станицы Цимлянской. Пассажирские пароходы ходили редко, отправляясь из Ростова -на-Дону два раза в неделю,во вторник и пятницу. В то же время мелкие судовладельцы жаловались на совершенно незаконные поборы, которые с них взимались со всех сторон. Особенно много нареканий вызывали поборы у наплавного моста около Старочеркасской, принадлежавшего станичному правлению, которое и сдавало его в аренду. Арендатор совершенно безнаказанно и бесконтрольно собирал плату со всех конных и пеших, а главным образом, с проходящих судов.
Станицы Константиновская, Кочетовская и Мелеховская, соблазненные ожидаемыми выгодами, также возбудили ходатайство о разрешении построить у себя мосты. Ростовские судовладельцы потребовали созвать особую комиссию из специалистов. Войсковая администрация, ревниво оберегавшая интересы казачьих обществ, на первых порах опешила от такого неожиданного энергичного протеста, но затем быстро нашла выход. Она образовала комиссию, в состав которой вошло восемь представителей казачьих обществ и только три человека от речного транспорта.
В 1907 году окружной атаман I Донского округа полковник Н.И.Лазарев представил в Областное правление приговор станичного сбора с ходатайством о постройке наплавного моста через реку Дон у ст.Константиновской, который был бы «постоянно открыт для безостановочного движения судов по реке».
Мост необходим был местным жителям, так как почти все юртовое довольствие – пашни, сенокосы и лес – находилось на левой стороне реки. Перевоз сельхозорудий и сельхозпродуктов на пароме был затруднен из-за частого движения судов по реке, а также из-за крутых берегов у самой станицы. Кроме того, перевоз ограничивало наличие всего трех небольших паромов.
9 января 1908 года Областное правление Войска Донского разрешило постройку наплавных мостов через реку Дон в станицах Константиновской, Кочетовской и Мелеховской.
В отношении станицы Константиновской в решении говорилось: «место должно быть выбрано при самой станице, так как постановка моста вне ее, выше или ниже станицы, не принесет ни местным жителям, ни судоходству никакой пользы для беспрепятственного движения судов и плотов. Разводка мостов должна производиться во всякое время бесплатно».
И наплавной мост был построен! Он состоял из трех составных частей. Две части береговые были закреплены намертво, а средний пролет отпускали по течению, пропускали судно и ручной лебедкой ставили пролет на место.
По мосту в обе стороны потекли грузы, так как крестьяне Мартыновской слободы ездили на верблюдах за углем, везли зерно на пароходы, сено для армейских лошадей.
31 октября 1912 года первая окружная газета «Константиновские известия и объявления» писала о наплавном мосте: «Редакцию просят обратить внимание кого следует, на содержание нашего наплавного моста. Накопляющаяся грязь никогда не очищается, перила поломаны, а подъезды находятся в таком состоянии, что для того, чтобы выехать порожней подводе необходимо не менее часа времени. Подводы же с грузом простаивают в невылазной грязи по два-три часа».
Мост пострадал при разгроме десанта Белой армии под командованием полковника Назарова в июле 1920 года у станицы Константиновской.
Генерал Врангель направил отряд полковника Назарова в тыл Красной армии для организации восстания в казачьих станицах. После стычки с частями Красной армии вблизи города Шахты десант отошел к Константиновской.
На борьбу с ним были брошены бойцы 2-й Донской дивизии Красной армии. Им удалось прижать казаков к берегу Дона. Вот тут-то и вступили в бой бойцы Донской речной дивизии, выдвинувшиеся сюда на канонерских лодках «Рошаль», «Гневный» и «Спартак». На рассвете 26 июля в атаку пошли красноармейцы, поддержанные огнем орудий с этих судов. Артиллеристы «Рошаля» сразу же разбили наплавной мост через Дон, лишив противника возможности отступления на левый берег реки. К вечеру десант был разгромлен.
Из воспоминаний старожилов о наплавном мосте в последующие годы: «Наплавной мост восстановили после окончания гражданской войны, но пароходов ходило мало. Когда пароход проходил по реке, тогда мост и разводили. Сюда, на базар в станицу Константиновскую, приезжали жители хуторов Вислый, Мечетной, Дурной, Задоно-Кагальницкий. Молоко все везли на местный маслосырзавод, а хлеб возили на станичный элеватор все задонские хутора».
Началась Великая Отечественная война. Фронт приближался к Дону. Командование войсками Южного фронта в октябре 1941 года установило, что мост в районе р.п.Константиновского на плотах грузоподъемностью 2,5 тонны требует перестройки до 8 тонн.
Немецкие войска рвались к Дону – последней водной преграде на пути к Сталинграду и Кавказу. Задача Красной ар-мии в этот период состояла в том, чтобы как можно дольше задержать фашистские вой-ска, не дать им переправиться на левый берег Дона и обеспечить планомерный отход советских частей на другие оборонительные рубежи, за которыми готовились новые резервы.
Летнее наступление немцев на южном направлении в 1942 году началось в середине июня. Поток раненых стал нарастать. С каждым днем обстановка становилась все тревожнее. Советские войска отступали.
На переправе через Дон у станицы Константиновской скопилось множество машин. Там же образовался громадный затор из подвод, фур, стад крупного рогатого скота и табунов лошадей, ожидавших переправы на левый берег Дона. Наплавной мост на плашкоутах, наведенный саперами, методично разбивали немецкие бомбардировщики. Интенсивность бомбежек все нарастала. В дневное время над переправой кружили вражеские самолеты «юнкерсы» и «мессершмитты», поливая свинцом без отдыха работавших саперов и прицельно сбрасывая бомбы на уже наведенные секции моста.
Многие наши командиры и бойцы, не рискуя воспользоваться переправой, уходили вверх или вниз по течению, переправлялись через Дон, только что вошедший в берега после весеннего половодья, с помощью подручных средств. Плоскодонок у местных жителей было мало. Приходилось разбирать, несмотря на протесты, сараи и даже дома, поврежденные при бомбежках. Однако немцы не дремали. Вдоль реки на бреющем полете носились «мессер-шмитты», обстреливая все плывущее из пулеметов.
Из воспоминаний местного жителя Б.В.Болдина: «Понимаете, в чем трагедия, почему здесь, в станице, скопилось столько войск? И вокруг станицы было все забито. Потому что на всех полевых картах был мост… А что получилось? Его якобы для ремонта почему-то разобрали как раз перед отступлением советских войск? То есть не разбомбили, а разобрали. Войска шли к переправе, а переправы нет! 16 июля 1942 года немцы бомбили с утра до вечера. Одна волна самолетов сбрасывает бомбы и уходит, а другая начинает сброс. И так целый день. Весь берег был завален остовами сгоревших машин. Разбомбили и санчасть на берегу…».
В 1943 году саперы Красной армии построили понтонный мост для нужд войск. Ушла война на запад, ушел и мост за советскими войсками.
Стал работать паром, ходивший от берега до берега за счет мускульной силы, а только значительно позже – самоходная баржа. О сложностях паромного сообщения можно говорить много. Особенно хорошо эти проблемы знали водители.
Только в 1983 году с постройкой Константиновского гидроузла был сдан в эксплуатацию мостовой переход через реку Дон, но не все знают, что первоначальный проект гидроузла не предусматривал строительство моста.
Из воспоминаний Н.Ф. Шрамко:« Я работал председателем Константиновского горсовета. При согласовании земли для отвода под строительство Константиновского гидроузла стало понятно, что это строительство не предусматривает мост через реку, как и на Николаевском гидроузле. И вот тогда районное руководство срочно отправило меня в Москву, областное руководство нас поддержало, и мост был внесен в проект строительства Константиновского гидроузла».
Когда был построен мост, то паром в Затон-шее разрезали на металлолом.
Сегодня все привычно въезжают в наш город по красивому мосту через реку Дон, а вот о том, что когда-то в станице Константиновской был такой вот необычный наплавной мост, знают немногие.
Е.КАЧУРА, член Союза краеведов России.
г.Константиновск.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Комментарии запрещены.

Прогноз погоды